2. Александр Бирштейн. книге Г.Соколовой и Э.Мазько
Александр Бирштейн.
книге  Г.Соколовой и Э.Мазько
   Ну, вот. Передо мной стопка книг. Прочитанных, местами перечитанных, порой взволновавших, иногда зливших, но в сумме понравившихся и обрадовавших. Пора писать рецензии. Впрочем, одна книга стоит особняком. Еще надо читать внимательно и… с улыбкой. Это книга Галины Соколовой и Эллы Мазько «Тайные касания Ариады».
Галина Соколова. Элла Мазько. Тайные касания Ариады. Киев, Издательский дом Дмитрия Бураго, 2021.
На презентации я назвал эту книгу плутовским романом, чем вызвал некоторое удивление авторов. Некоторое потому, что Галина Соколова уже была знакома с подобным определением. Хотя и она была несколько иного мнения о жанре своей книги. Но я даже не критик, я – читатель, а читателю можно все. Можно хвалить, очень хвалить, даже чрезвычайно хвалить, нечаянно! Вставляя в текст панегирика некоторые критические замечания. Постараюсь придерживаться этого правила.
Когда-то негодование вызвала моя фраза о том, что роман Ильфа-Петрова «Золотой теленок» -  это грустный гимн плутовству. Читаешь, смеешься, а потом вдруг понимаешь, что это смех сквозь слезы. Нечто подобное испытал я от книги Галины Соколовой—Эллы Мазько. Возьму на себя смелость сократить название этого тандема до короткого Автор. Читаешь, посмеиваешься, узнаешь и… вдруг понимаешь, что смотришь на фото нашей действительности. Авторам что? Они бесшабашны и изобретательны. Писали, смеясь, а теперь из книжки поглядывают на нас с любопытством: узнали? Оценили? И вообще, дошло ли?
Дошло, дорогие, дошло. И понравилось от слова очень. Но… Да-да, это пресловутое но. Знаете, я не полюбил ваших героинь. Побаиваться стал, это точно. Конечно, в калейдоскопе действующих лиц они самые яркие и… самые достоверные. И пугают, порой. Они живые и вовсе не знаешь, что от них ожидать. Мало ли…
О, вот еще одно определение книги – комический реализм. И вот тут некоторая нравственная проблема, по крайней мере, для меня. Авторы, посмеиваясь и не жалея, пишут о нашей действительности. Да, смешной, да, жалкой. Но нашей. Чудно да? Книга нравится очень, а столько вопросов, столько преткновений…
Хотя, наверное и прелесть книги этой. Удивительной, странной, веселой и грустной.
Вы заметили, что я ни словом не обмолвился о содержании книги. Те, кто ее прочел, меня поймут, думаю. А те, кто не прочел прочтите обязательно! Тогда и поговорим.